Viber, WhatsApp +7 951 642 97 96
+7(921) 777 40 60

Товаров: 0

На сумму: 0 руб.

Оформить заказ

logo_0

 

Главная / Статьи / Wilson Audio главный конструктор

Статьи

« Назад

Wilson Audio главный конструктор  07.11.2018 00:21

ГЛАВНЫЙ КОНСТРУКТОР

КОГДА ЧЕЛОВЕК ВСЕРЬЕЗ УВЛЕКАЕТСЯ ИСТОРИЧЕСКОЙ ВОЕННОЙ АВИАЦИЕЙ И КОСМОНАВТИКОЙ, ФОТОГРАФИЕЙ И СПОРТИВНЫМИ АВТОМОБИЛЯМИ, КОЛЛЕКЦИОНИРУЕТ РУЖЬЯ И ДЕРЖИТ В ОФИСЕ ЗМЕЙ, НА РАНЧО ЛОШАДЕЙ, А ДОМА ОВЧАРКУ ПО КЛИЧКЕ САША, У НЕГО НЕ ДОЛЖНО ОСТАВАТЬСЯ НИ МИНУТЫ НА РАБОТУ. НО У ДЭВИДА ВИЛСОНА ЕСТЬ ЕЩЕ ОДНО ХОББИ — МУЗЫКА. А ПОСКОЛЬКУ ЭТО УВЛЕЧЕНИЕ ВАЖНЕЕ ПРОЧИХ, ИМЕННО ОНО И СТАЛО ДЛЯ ГЛАВНОГО КОНСТРУКТОРА WILSON AUDIO ДЕЛОМ ВСЕЙ ЕГО ЖИЗНИ. НАМ ПРЕДСТАВИЛСЯ СЛУЧАЙ ПОБЫВАТЬ НА ФИРМЕ, ГДЕ ДЕЛАЮТ АКУСТИКУ, ПРЕТЕНДУЮЩУЮ НА ЗВАНИЕ САМОЙ СОВЕРШЕННОЙ В МИРЕ.

ДОМ, СЕМЬЯ, РАБОТА — обычные американские ценности. Если говорить о Дэвиде Вилсоне, следует уточнить: большой дом, большая семья, большая работа. Акустические системы, которые производит его компания Wilson Audio, знают и высоко ценят во всем мире. А про гигантские Alexandria, которые стоят целое состояние, так и хочется сказать — Ferrari в мире акустики!

И вот представьте помещение площадью 80 — 100 кв. м с высокими потолками — в центре комнаты высота достигает метров пяти. Несколько диванов, белый рояль, камин, просторная ниша в стене, где установлены источники и предварительный усилитель, у широкого окна во всю стену — ламповые монстры VTL и аж две стереопары тех самых «феррари». Дэвид держит в руках скромненький самодельный пульт-селектор и рассказывает:

«В обновленные Alexandria мы стали ставить другие среднечастотники. Разумеется, подкорректировали кроссоверы под новые головки. Заодно изменили и конструкцию задней стенки корпуса. Сейчас вы сможете сравнить, насколько изменилось звучание».

Он загружает в трей проигрывателя Audio Research компакт-диск. Первые же звуки ошеломляют — мгновенно выстраивается очень правдоподобная музыкальная картина. Бас предельно чист, наполнен энергией и реалистичен. Середина открыта и очень богата. Верхний диапазон нейтрален и изумительно воздушен. Возникло даже ощущение, что тебя водят за нос — что на самом деле звучит не система, а настоящие инструменты и живые голоса. Вдобавок помещение чудесным образом расширилось до размеров концертного зала. Лишь образы в сцене чуть крупнее, чем в жизни, но это можно списать на очень широкую стереобазу АС.

Да уж, звук поставлен почти идеально! Чего-то более впечатляющего я еще не слышал.

Дэвид переключает звук на вторую пару. И здесь испытываешь замешательство. С одной стороны, ничего не произошло — энергетика, динамика, тональная линейность остались прежними. Но смысловая составляющая музыки подается иначе — глубже, выразительнее, более проникновенно. Дэвид возвращает сигнал на первую пару — системы выдают захватывающий саунд, но после второй пары кажется, что здесь середина живет отдельной жизнью. Обновленная Alexandria звучит гармоничнее, самый важный диапазон у нее точнее соответствует музыкальному контексту, а потому и все остальное воспринимается по-другому — бас кажется четче, верх — динамичнее. Действие оживилось, звуки окончательно материализовались, образы в сцене перестали казаться преувеличенными. Особенно трудно поверить в то, что абсолютно отсутствует какая-либо подкраска.

«Очень важно избавиться при воспроизведении от звуков, которых не было в записи, — объясняет Дэвид, — а ведь именно акустические системы больше всего вносят «отсебятины» — призвуков и искажений. В Alexandria за счет модульного построения и особенной конструкции корпусов мы этой цели почти достигли — система лишена внутренних резонансов, имеет гладкую фазовую характеристику, обладает достаточной линейностью и работает в полном диапазоне. У нее настолько совершенный базис, что замена всего нескольких деталей сразу проявляется довольно значительными изменениями в звучании».

БОЛЬШОЙ СЕКРЕТ

должен быть у всякой маленькой компании. Вот и наше знакомство с производством началось с небольшой материаловедческой лекции. В Wilson Audio исследовали целый ряд материалов: MDF, фанеру, дерево (в частности, дуб), алюминий, новейшие композиты HPL (High Presure Laminate), некоторые минералы и керамику. MDF, например, отличается очень сильным поглощением и высокой скоростью затухания колебательных процессов, но имеет три выраженных резонанса. Резонансы фанеры более размыты, но в средней полосе скорость затухания ослаблена. Свойства дуба хороши, но эта древесина непозволительно «затягивает» низкочастотные гармоники. Алюминий имеет противоположные акустические свойства — затухание очень быстрое, зато спектр чрезвычайно широк, простирается до ВЧ. Нам доказывают: идеального материала для АС не существует. Однако акустически совершенный корпус можно построить, комбинируя детали из материалов с нужными характеристиками — это и есть основная доктрина Wilson Audio. Без нее за постройку топ-систем браться просто не имеет смысла.

Но Дэвид Вилсон пошел еще дальше — он заказал нескольким американским университетам разработку веществ с требуемыми характеристиками. Так и появились два секретных материала, которые в рекламных публикациях Wilson Audio упоминаются под кодовыми названиями X и M. Они пригодны для механической обработки и склейки. Первый обладает очень высокой плотностью, похож на каменную плиту, избавлен от низкочастотных резонансов. Второй легче, напоминает полимер, по технологии производства близок к HPL, но имеет другие свойства — у него всего один явный резонанс, зато в широкой полосе обладает заданными акустическими параметрами.

Когда нам стали показывать на графиках спектрограммы X и M, а затем сами образцы, возник вопрос: не являются ли эти волшебные пластины на самом деле тем, что уже давно известно и применялось раньше для других целей (например, для строительства или отделки)? Дэвид был категоричен: «Это исключено. Я понимаю, к чему вы клоните, и допускаю, что где-то можно найти материалы с похожими свойствами, но мы о таких не знаем. Плиты, из которых мы делаем детали корпусов АС, обходятся нам в 14 раз дороже, чем MDF. Вдобавок мы продолжаем вместе с учеными работать над их улучшением. Образец М, который вы держите в руках, это уже материал четвертого поколения. Его, как и X, производят в небольших количествах по нашим спецификациям. А вот где именно делают — не спрашивайте. Это секрет».

ПРОСТОЙ ЭКСПЕРИМЕНТ,

к которому нас позже привлекли, наглядно показал, какую качественную разницу в звуке можно получить, используя для корпусов материалы с разными свойствами. Очень простой стенд: источник, усилитель, селектор и два совершенно одинаковых на вид монитора WATT, стоящих симметрично на минимальной дистанции друг от друга. Дэвид поясняет:

«Головки и фильтры в экспериментальных системах идентичны, они подобраны с точностью 0,2 дБ. Толщина стенок, отделка, параметры фазоинверторов — все один к одному. Музыкальный сигнал монофонический, одинаков для левого и правого мониторов. Разница только в том, из чего сделаны корпуса. Сумеете найти различия при сравнительном тесте?»

Итак, справа — обычный WATT, сделанный из комбинации X и M, а слева — его MDF-версия. Начинаем эксперимент. Эталонная система звучит динамично, четко и линейно. Щелкает тумблер, и сигнал переводится на левую АС. Ух ты, такого не может быть! Звук перед подачей на колонку словно пустили через компрессор. Динамика ослабла, появилась гулкость, послезвучия стали приглушенными и неразборчивыми. Сотрудники Wilson Audio меняют MDF-версию WATT на такую же систему, но с пометкой «Х-material». Разница в звучании по сравнению с эталоном гораздо менее заметна, но все же носит принципиальный характер: при такой же хорошей динамике левый спикер не обладает хорошей тональной точностью. X-WATT звучит чуть ярче, середина более выпукла, верх звонче и одновременно менее разборчив — музыкальную картинку нарисовали грубыми яркими мазками.

Осматривая вилсоновское производство, я заметил, что оно использует MDF только для изготовления демпфирующих внутренних переборок, притом лишь для некоторых моделей. Основной материал для корпусов — это X. Из плит разной толщины фрезеруются сложные по форме и профилю боковые и задние стенки, а также внутренние силовые стяжки. М-материал применяется преимущественно для изготовления фронтальных панелей, на которых монтируются динамики. Вот, значит, как они делают ящики, которые не отнимают энергию у звука, но в то же время и не «подпевают» резонансами.

ПРОИЗВОДСТВЕННЫЙ ПРОЦЕСС

на Wilson Audio устроен так же, как и на многих других небольших предприятиях, где выпускаются штучные изделия. Здесь нет конвейера. Технологическая цепочка предельно гибка. До обеда сотрудники могут работать по одной программе, а после переключиться на выпуск другой линейки. Все детали для АС делает из массивных Х и M-плит дорогостоящий роторный станок-автомат японской фирмы Komo CNC. Остальные операции — сборочные и отделочные — выполняются только вручную.

Склейка деталей, стяжка струбцинами, сушка, предварительная обработка, — все это выполняется в небольшом цехе площадью 100 — 120 кв. м. Далее корпуса попадают в камеру, где на внешнюю поверхность наносится толстый слой белой гелеобразной грунтовки. Затем идет цикл шлифовки в специальном закрытом помещении — это самый трудоемкий этап, в нем задействовано с десяток рабочих. Затем выведенные и зашкуренные корпуса подвергаются тщательной очистке и перевозятся в покрасочный цех. Это довольно большое помещение, в котором находится станция для смешивания эмалей, пост температурного контроля, а также несколько герметичных ярко освещенных покрасочных камер. Лакокрасочный слой наносится вручную, с помощью миниатюрных краскопультов (они больше похожи на аэрографы), которые дают очень тонкий распыл.

Финишная сборка АС располагается в помещении, которое функционально разделено на четыре части и напоминает радиокружок: пять-шесть сотрудников, верстачки, паяльники, шкафчики с деталями, стеллажи с инструментами... В одном углу осуществляют селекцию деталей для кроссоверов и собирают сами фильтры на объемных каркасах из стеклотекстолита по методике point-to-point. В другой части привинчивают различную фурнитуру и делают пыльники. В третьей в корпуса монтируют динамики, ставят залитые компаундом кроссоверы, выполняют всю внешнюю и внутреннюю проводку. Но самый загадочный — четвертый угол, где ровными рядами выложены динамики. А здесь что делают?

«Проверяем характеристики головок. Часть динамиков подвергаются переделке», — отвечают сотрудники Wilson Audio. — «Так, интересно... А какой именно переделке?»

Вместо ответа они показывают сначала стопку пылезащитных колпачков с логотипом Focal, а затем стопку таких же, но без логотипа. Однако часть динамиков подвергается и более глубокому апгрейду — переделывается, к примеру, магнитная система.

КОММЕРЧЕСКИЙ УСПЕХ

не приходит случайно. В том, что акустика Wilson Audio поднялась до недосягаемых для других компаний вершин, есть заслуга не только Дэвида-инженера. Из несерьезного разговора о том, как возникли названия для систем, стало понятно, что он отлично владеет еще и таким предметом, как психология продаж.

Топовая модель названа столь красивым и сильным именем Alexandria не случайно, а в честь Александрийской библиотеки, где в свое время хранились все накопленные человечеством знания. Дэвид посчитал, что такое имя хорошо подойдет для систем, в которые он вложил все свои силы, умения и инженерный расчет.

Sophia — слово, которое само по себе приятно звучит. Когда Дэвид затеял проект напольной акустики дешевле 20 тыс. долл., он выбрал его, чтобы привлечь внимание не только аудиофилов, но и обычных людей. Пусть такая система для них кажется слишком дорогой, но когда люди слушают музыку и узнают, что колонки называются Sophia, они вспоминают студенческие годы, свою хай-файную аппаратуру и такого идола красоты и шика, как Софи Лорен. Покупатели после этого иначе смотрят на Sophia — рациональные соображения отступают, акустика становится предметом обожания.

В случае с Watt Pappy все наоборот. Занятна сама история появления этой системы. В 1982 году фирма получила на WАММ огромное число заказов (50 пар — это много для АС такого уровня). Но уже в следующем году конъюнктура резко изменилась — крупные колонки вообще перестали продаваться. Дэвид долго ломал голову над тем, как избежать кризиса, а решение, оказывается, было под рукой. Небольшие мониторы WATT (Wilson Audio Tiny Tot), сделанные в количестве всего двух комплектов для студии и озвучивания выставочного стенда, вызвали огромный интерес у публики. С выставки CES, которая в те времена проходила в Чикаго, Wilson Audio увезла 60 заказов на них и в течение месяца получила еще примерно столько же, а после... «Места для их сборки катастрофически не хватало. Корпусами для WATT был уставлен весь мой дом» — вспоминает Дэвид.

И только в 1988 году, когда компания переехала на новый, более просторный завод, WATT обзавелась басовым дополнением Pappy (название родилось спонтанно, Pappy Tail дословно означает «хвост щенка»). Люди, ранее купившие мониторы Wilson, стали обращаться в компанию с просьбой сделать подходящее НЧ-звено, поскольку сабвуферы других производителей их не удовлетворяли. Дэвид решил, что оптимальным решением будет пара пассивных боксов, и такой ход себя полностью оправдал. Комбинация WATT/Pappy оказалась настолько точной по звучанию и гибкой в установке, что ее стали закупать крупные студии (Sony, Walt Disney, MGM, Pixar).

А ведь в истории Wilson Audio был еще один переломный момент. Изначально фирма дислоцировалась в Калифорнии, но в 1991 году перебралась в Юту, в городок Прово, который находится 70 км южнее столицы штата Солт-Лейк Сити. Вместе с Дэвидом новые места отправились покорять и семь сотрудников из восемнадцати. Смелый и довольно рискованный шаг — начинать все фактически с нуля в новом месте. Дэвид на него решился по объективным причинам — в Калифорнии работе мешали высокие налоги, значительные транспортные затраты, не самая благоприятная социальная обстановка. Юта привлекала тем, что здесь много университетов, есть высококвалифицированные кадры и все условия для спокойного созидательного труда. Похоже, они не прогадали. Теперь в Wilson Audio работает 50 человек, обороты фирмы возросли с 2 млн. долл. в год до 10. 55% ныне выпускаемой продукции идет на экспорт. Марку знают во всем мире, а сам конструктор уже вынашивает планы создания системы, еще более совершенной, чем Alexandria.

«Только этого я вам этого не говорил, о’кей? — спохватился он. — Не потому, что это какой-то стратегический секрет, а потому, что это может прозвучать сейчас невыполнимым обещанием. Давайте вернемся к этому разговору года через два-три...» l

- Дэвид, вы отдаете предпочтение головкам, которые выпускает предприятие Жака Мауля. Почему?

- Ну, это не совсем так. Мы ставим и скандинавские головки, которые подходят по характеристикам. Не ищите здесь какой-то предрасположенности. Когда-то, когда мы только начинали свою деятельность и находились в процессе поиска, экспериментировали с самими разными твитерами и среднечастотниками, которые свозили в лабораторию со всего мира. Так вот, однажды нам попались фокаловские головки. И мне они сразу показалась интересными и по концепции, и по характеристикам, и по качеству исполнения. Мы начали ставить их в спикеры еще в те времена, когда я еще не знал Жака Мауля. Познакомился с ним гораздо позже, в 1989 году, в Японии, то есть, можно сказать, случайно. Между нами состоялся очень продуктивный разговор. Он понял, чего хотим мы, я понял, чего хочет он. У нас похожие инженерные взгляды.

- В описании к акустике Wilson нет указаний насчет применяемых фильтров. Это какой-то еще один секрет?

- Нет. Вы захотите узнать — я предоставлю всю техническую информацию. Просто я убежден, что аудиофилам такие данные не нужны — они только отвлекают от главного. А еще я убежден, что конструктор АС не должен себя связывать какими-то догмами. Мы не станем доказывать всем, что простые фильтры первого порядка, каким отдают предпочтение Dynaudio, Sonus Faber или Vandersteen, лучше. Или наоборот. У каждой технической задачи есть оптимальное решение. Где-то лучше первого порядка, где-то — четвертого. Постройка аудиосистемы напоминает работу команды F1. Если делать ставку только на «правильные» решения — на мощный двигатель или на аэродинамику, — успеха не добиться. Важно еще качество шасси, мастерство гонщиков, стратегия, работа механиков, наконец. Так же и в акустике — нужен комплексный подход.

- В вашей акустике есть два любопытных решения: разнокалиберные басовики, работающие в одном боксе, и схема размещения СЧ/ВЧ-головок, напоминающая Д’Апполито. Что это дает?

- Верхняя часть Alexandria действительно построена по схеме СЧ-ВЧ-СЧ, но это лишь внешнее сходство с Д’Апполито. Данная схема подразумевает не только определенное размещение головок, но и некий принцип фильтрации сигнала, а в наших АС она иная. Один из среднечастотников стоит ближе к басовой части, поэтому он нуждается в коррекции. Что касается двойных басов, то этим мы добиваемся лучшего согласования с СЧ, хотя акустическое оформление с разными головками рассчитать гораздо сложнее, чем с идентичными. Они работают синхронно, но воспроизводят разные полосы.

- Почему вы не ставите супертвитеры и отдаете предпочтение титановым пищалкам?

- Выбор в пользу таких пищалок был сделан вовсе не из-за того, что они имеют расширенный диапазон вверх, а как раз наоборот. Мы используем 6-дюймовые среднечастотники, рабочий диапазон которых ограничен 1,5 кГц. Фокаловские твитеры нормально работают на таких низких частотах. Что касается супертвитера, то мне вообще не понятно, зачем они нужны. Микрофоны с большими диафрагмами, которые часто используются при записи музыки, выше 16 кГц не «слышат». Музыкальной информации на сверхвысоких частотах мало, а воспроизвести ее сложно — почти все супртвитеры имеют сильные искажения АЧХ в узкой полосе ультразвуковых частот. Они только добавляют ненужную окраску. С появлением таких форматов, как SACD, многие производители стали оснащать АС супертвитерами, но эти колонки выигрывают часто лишь по измерениям. Я считаю, что гораздо больше пользы от дополнительного твитера подзвучки, который расширяет диаграмму направленности АС.

К окраске на Wilson Audio относятся как к самому ответственному этапу. После того как закончится весь цикл нанесения слоев эмалей и сушки, детали из покрасочных камер перевезут в полировочный цех, но если там выявится на лакокрасочном покрытии хотя бы один ничтожный пузырек или постороннее включение, корпуса отправятся на повторный цикл шлифовки и покраски

После подбора конденсаторов и индуктивностей с погрешностью не более 1% элементы фильтров помещаются в корпуса и заливаются компаундом

Кроссоверные блоки соединяются с акустическими модулями кабелями Transparent. Дорогостоящая пищалка ScanSpeak Revelator используется для подзвучки

http://www.salonav.com/arch/2008/06/066.shtml